В Башкирии температура воздуха поднимется до + 35 градусов
Все новости
События и факты
7 Января 2023, 12:38

«На войне Бог чувствуется сильнее»: отец Виктор об укреплении веры бойцов и своем ранении

Духовные наставники наших башкирских батальонов, которые отправились в зону СВО в сентябре, вернулись домой в краткосрочный отпуск. Пользуясь случаем, отец Виктор дал эксклюзивное интервью агентству «Башинформ», в котором поделился своими наблюдениями и взглядами на происходящее.

«На войне Бог чувствуется сильнее»: отец Виктор об укреплении веры бойцов и своем ранении
«На войне Бог чувствуется сильнее»: отец Виктор об укреплении веры бойцов и своем ранении

- С момента отъезда вы заметно похудели. Усталость накопилась?

Нет, ни моральной, ни физической усталости нет. Все же зависит от того, как себя настроить. Мы изначально настроили себя, что к Новому году вернемся. В последние дни декабря, конечно, уже говорили: «Ну когда мы уже поедем?» Потому что нас вывезли на точку отправки домой, и мы там бездельничали. Поэтому ожидание было утомительным.

- Тяжело было перестроиться здесь, дома?

Честно, не люблю, когда начинают говорить: «Да, мы на войне были, над нами пули летели!» В таких случаях всегда вспоминается мультик про поросенка Фунтика. Там два сыщика говорили: «Госпожа Беладонна, над нами пули свистели!» «А башмаки над вами не свистели?» - отвечала она.

Поэтому над нами ничего не летало, все было хорошо, перестраиваться не надо.

Вы поймите, даже там, где бывали «прилеты» жесткие, там живут люди. Вот для нас там война, для солдат война, а для тех, кто там живет – это жизнь. Просто поменялись условия. Где-то что-то прилетело, кто-то погиб, но они продолжают работать, ходить в магазин, на рынок. То есть для них жизнь продолжается. Да, она стала сложной и страшной, есть вероятность быть убитым, но они живут там.

Единственное, было непривычно просыпаться дома. Произошел даже забавный случай. Глаза открыл, а мозг, видимо, не адаптировался, смотрю на стену, понимаю, что нахожусь в командном пункте полка. Поворачиваю голову, вижу, что жена рядом стоит. У меня был шок, думаю, откуда она здесь взялась? В общем, не сразу понял, что я дома (смеется).

- Знаю, что были ранены. Поделитесь, при каких обстоятельствах это случилось?

- Был ранен – звучит, конечно, круто. Так уж, задело осколком снаряда немножко, шею и кисть. В этот день, с 5 на 6 октября, мы переходили Каховскую ГЭС. И я вот посчитал, нас Господь тогда раз 5-6 отвел. Слава Богу за все!

Там получился настоящий боевик. Мы с хазратом помолились, стояли. Я так понимаю, наши ракету противника сбили, и начался ответный обстрел. Мы прыгнули в машину и поехали. Потом увидели, что ехали по полю, на котором «Лепестки» были [противопехотные мины – прим. ред.]. Мы проехали, не задевая их. Господь нас отвел.

Потом мы спрятали машину под деревьями, вышли. Со всех сторон что-то горит, постоянно рядом взрывается. Я стал смотреть по сторонам, отвлекся. А сопровождающий нас «доставаловец» Рамиль кричит мне. Оказывается, квадрокоптер на меня гранату скинул. То есть опять Господь увел, рядом взрыв был, но меня не задело.

Чуть позже идем дальше с Рамилем, и свист пуль над ухом. Ребята наши в мину стреляли, отрикошетило и нас чуть свои же случайно не убили.

И тут «Хаймарсы» [американские ракеты – прим. ред.] полетели. Мы взяли бинты, жгуты, побежали спасать раненых. И Рамиль говорит, давай немного подождем, вдруг еще «прилеты» будут. Мы только отходим, туда вторая ракета прилетает. И когда стали выезжать, третья на то же место попала. То есть это был день такой насыщенный. Так что, можно сказать, легко отделался.

Потому что когда в шею прилетело, я стоял под деревом и это меня спасло. Дерево сбило скорость и траекторию. Если вертикально попал бы осколок, то там шейные позвонки бы задело. А получилось вскользь. Раз - и в руку ушло.

- В зоне СВО вы проявили себя не только как духовный наставник, но и очеркист. Ваши заметки, которые публикуются в соцсетях, написаны очень просто, понятно, интересно. Ваш писательский дар открылся там?

Я и до этого заметки делал, но они в основном касались православной веры. А там то, что Господь на сердце дает, то и записываю. Я себя писателем не считаю. Тем более многое нельзя писать. Но я понимаю, что тут, дома, нехватка информации, как там обстоят дела. Реальность она другая, и я хотел это показать. Честно говоря, даже не знаю, с чего все началось.

Наверное, с того, что видел таких людей, о которых хочется рассказать. Например, когда еще ехали в эшелоне, познакомились с супружеской парой, Анной и Русланом, которые два месяца были женаты. Он военнослужащий, заключил контракт. Потом узнает, что часть, с которой подписал договор, собирается на СВО. И Анна следом заключает контракт, чтобы поехать вместе со своим мужем, она медик. 19-летняя девчонка едет со своим мужем, молодым офицером на территорию военных действий. Спрашиваю: не страшно? Говорит, нет. Ну, как об этом не рассказать? Молодая девчонка едет в зону СВО, а наши некоторые ветераны боевых действий, которые с флагами выходили, кричали «За Родину», «Мы патриоты», не поддержали формирование батальонов. То есть, как реальные боевые действия начались, слились все! А тут молодая семья едет на войну…

- Героические поступки наших бойцов наверняка тоже вдохновляли?

Среди наших бойцов есть настоящие герои. Даже мобилизованные недавно «языков» брали. Кто-то недавно из «шаймуратовцев» наших пленных нашел. Их закрыли в подвале, они больше месяца там сидели. Выжили за счет того, что были какие-то запасы соленья-варенья.

Боец с позывным «Бес» с двумя товарищами напоролись на врага. Из семи человек шесть они положили. А седьмого в рукопашном бою «Бес» взял в плен.

Впрочем, наверное, читали сами все эти истории. Все, о чем можно рассказывать, не раскрывая военные тайны, старался писать. Там если каждого в отдельности брать, то ребята классные, все молодцы!

Ну, и то, что отмечают все: руководство Башкирии очень поддерживает и выполняет свои обещания. К нам часто подходят бойцы из других регионов, отмечают, что гумпомощь всегда лучшая у нас. Обеспечение полное. За это Радию Фаритовичу спасибо, я это искренне говорю.

- Как еще коротали время?

- Гитару взял с собой, пели вместе с бойцами. Придумал такой формат: одна песня, потом духовные разговоры. Чтобы не утомлять проповедями. И поскольку я художник, взял с собой альбом с карандашами-сепиями. Уже в поезде начал делать наброски. Да и там получалось так, что иногда были паузы, то есть время, когда мы никуда не едем. Выехать не можешь, находишься в глубоком подвале бетонном, при этом есть время и электричество. Поэтому просто отрабатывал штриховку, наброски делал.

- Несмотря на передышки, работы как у духовных наставников хватало?

- Работы хватает. Мы работали на два наших батальона, позже стали еще и к нашим мобилизованным ездить. Также захватывали части, которые соприкасаются с нашими. На будущее хотим, если Бог даст и все получится, чтобы у нас было разрешение на все территории СВО заходить, не только в места дислокации наших батальонов.

Так что работы много. Когда мы уезжали, командир мобилизованных нас очень приглашал, говорит, наша помощь очень нужна. Поэтому уже с нетерпением ждут обратно.

Знаете, на войне Бог чувствуется сильнее. Поэтому всегда есть кого крестить, исповедовать, причастить. И все это в полевых условиях. Один раз приехали в лес, говорят, надо покрестить двух бойцов. Посуды никакой нет, приносят мешки для груза-200. Ну и представьте: поваленный лес, деревья лежат, туда ставим икону, ящик из-под патронов, в него мешок, воды налили и совершили обряд.

Или ехали в Луганскую область. Подходит один боец, говорит, что мусульманин, но хочет покреститься. Покрестили прям там, где прятались солдаты, в коровнике.

- Вы планируете вернуться вскоре назад, к ребятам. Но наверняка ваши супруга и дети хотели бы, чтобы вы остались дома?

- Жены всегда будут хотеть, чтобы остались. Если всем мужчинам скажут: останься - в самом деле, ради жены что бы не остаться? Но кто тогда воевать будет? Вот эта 19-летняя девчонка Анечка со своим мужем Русланом?

Фото:Валерий Шахов

Автор:Ляйсан Закирова
Читайте нас: