Все новости
Общество
22 Июля 2020, 17:30

Но рыцари остались на земле

«Когда закончатся Дон Кихоты, пускай закроется книга истории. В ней нечего будет читать», — изрек когда-то Тургенев. Пишу первые строчки и сразу понимаю, что моя сегодняшняя публикация получится, наверное, чудаковатая. И представит собой этакую смесь газетной публикации и литературного сочинения с элементами романа Сервантеса. Поскольку к ее написанию меня подтолкнул никто иной, как сам Дон Кихот, которого я недавно встретила. «Автор точно в своем уме? — спросит читатель. — Или она, как герой Сервантеса, начитавшись всяческих книг, вообразила невесть что и начала сумасбродничать?!» Если бы так… Я, к великому сожалению, как и многие миллионы вокруг, слишком практична, порой расчетлива, зависима от мнения окружающих, а потому неспособна на безумство храбрых… А Дон Кихот в Абзелиле, действительно, появился. Проезжая по трассе Аскарово - Таштимерово, обратите внимание: он смотрит на вас — рыцарь, но не Ламанчский, а Кужановский.


Глава 2, в которой рассказывается о том, какой он мастер, Наиль Исмагилович.
«Каждый из нас — сын своих дел».
Сейчас Наиль Исмагилович заложил у себя во дворе фундамент будущего дома, девятого в его жизни.
— У вас много сыновей? — интересуюсь у него.
— Нет, три дочери. Одна из них строится по соседству, очень красивый и большой проект, — улыбается Наиль Исмагилович. — Просто так пришлось. Судьба.
— Наиль — созидатель по своей природе и духу, — присоединяется к нашему разговору Ильвира Маратовна. — Это человек, которому достаточно посмотреть, подумать вечер и начать работу. Результатом его деятельности обязательно явится предмет, идеальный во всех отношениях. Он умеет делать все. Хотите, я покажу вам подпол, который соорудил муж?
Конечно, хочу. И вот мы уже спускаемся по освещенной лестнице вниз. Открываем дверь. После 35-градусной жары попасть в холодный погреб — все равно, что окунуться в прорубь с ледяной водой. Брр… Мне зябко. А вот прошлогодней картошке — хоть бы хны. Не растет, обманули ее хозяева холодом. На полках по всему ряду стоят банки с компотами. По всему видать: свеженькие, нынешнего года.
— И сегодня за вишней съездили, буду еще закатывать. Семья-то большая, — делится хозяйка.
Выходим на солнышко, и Ильвира Маратовна ведет меня к дровоколу. Он, конечно же, самодельный.
— Этим станком муж расщепляет в щепки за полминуты громадные пни, — говорит она.
Хочу верить. Но не верю. Пока Наиль Исмагилович не включает свой аппарат, любовно именуя его «морковкой». Наблюдая за процессом, понимаю, что это не морковь, а настоящая ракета близкого поражения. Пня, как не бывало, за считанные секунды.
— Вот эту поленницу собрал за час. Расколол дрова станком, как семечки, — сообщил мой герой, указывая на внушительные ряды дров, сложенных в несколько рядов.
Продолжаю дальнейший свой обзор участка Зиганшиных, где на каждом шагу натыкаюсь на какое-нибудь рукотворное произведение моего героя: печь-коптильня, дробилка для зерна, циркулярка, телега, загон для птичек и др.
— Коня будете запрягать? — спрашиваю у мастера, рассматривая самодельную бричку.
— Всегда мечтал иметь черного жеребца. И сейчас он у меня есть. Но пока молод и горяч, своенравен, со временем, возможно, удастся его приучить, — делится хозяин.

Глава 3, в которой рассказывается о счастье видеть рассветы и закаты.
«Кто не встает вместе с солнцем, тот не знает радостей дня».
— Все рассветы и закаты принадлежат мне. Остальное время занято хозяйством. Есть у меня еще магазин в городе. Вот почему я выбрал этот участок под дом? За его близость к речке Могак. На рассвете спускаюсь к говорливой речке, чтобы окунуться, обрести бодрость и заряд на весь день. Вечером, завершив все дела, отдыхаю, думаю, сидя на скамейке, за столом, которые соорудил здесь. Наслаждаюсь прохладой, слушаю пение птиц.
Много лет тому назад я получил образование механика оборудования заводов черной металлургии. 10 лет отработал на фабрике «Пианино», потом трудился на заводе строительных материалов, в деревообрабатывающей промышленности. Сейчас я работаю на своем подворье. Это тоже очень увлекательный процесс. Жаль, что только время очень быстро бежит, — говорит Наиль Зиганшин.

Глава 4, в которой рассказывается о том, что не все можно измерить деньгами.
«Помни, Санчо: если ты вступишь на путь добродетели и будешь стараться делать добрые дела, то тебе не придется завидовать делам князей и сеньоров, ибо кровь наследуется, а добродетель приобретается, и она имеет ценность самостоятельную, в отличие от крови, которая таковой ценности не имеет».
— Дон Кихот — один из моих любимых литературных героев, — признается Наиль Исмагилович. — У меня давно была мысль в голове: выполнить его фигуру из дерева. Попросил ребят спилить карагач, который раздваивался на два ствола. Из основания дерева вырезал голову, а стволы стали ногами, — делится некоторыми рабочими моментами выполнения скульптуры мой герой. — Дерево аккуратно обработал. Рост у Дон Кихота получился что надо: 6,5 метров. И как у Сервантеса: « …идальго было лет под пятьдесят; он был тощ, как скелет, – кожа да кости, но, несмотря на ужасную худобу, отличался большой выносливостью…»
— А ваш Дон Кихот устоит против наших зауральских ветров? — спрашиваю у своего собеседника.
— Устоит. Под ноги Дон Кихоту положено 20 мешков цемента… Была проблема — надеть ему шляпу. Несколько раз пробовал подняться наверх по лестнице. Пытались и другие. Но удержать шляпу из профлиста, инструмент, тем более, работать на такой высоте не удавалось. Помощь пришла неожиданно и откуда совершенно не ждал. Однажды около фигуры остановилась машина, вышел мужчина. Представился: Дамир Харрасов, глава Аскаровского сельского поселения. Разговорились. На следующий день он прислал вышку мне в подмогу. Хочу передать ему через газету большое спасибо.
Время, силы, материальные траты… Но Наилю Зиганшину это было надо. Я думаю, как и нам с вами. Чтобы улыбнуться. Чтобы по пути немного задуматься о другом пути, жизненном. И возможно, тоже захотеть такого сумасбродства и необычного поступка, а от него прийти к непреклонной вере в свои идеи и к героическим подвигам.

Глава 5, в которой рассказывается о том, как важно читать.
«Постепенно добрый идальго до того пристрастился к чтению, что читал от рассвета до сумерек и от сумерек до утренней зари».
Конечно, не надо за чтением, как Дон Кихот, забрасывать все свои дела, лишаться сна и забывать об обеде.
— Я искренне огорчаюсь, когда ко мне подходят молодые и не очень молодые люди, и спрашивают, кого я там смастерил. Они не знают Дон Кихота. Молодежь часами рассматривает картинки и фото в телефонах… Может, кого-то заинтересует не только мой Дон Кихот, но книжный персонаж, и заставит взять в руки книгу Сервантеса.

Глава 6, заключительная.
«Загляни внутрь себя и постарайся себя познать, познание же это есть наитруднейшее из всех, какие только могут быть. Познавши самого себя, ты уже не станешь надуваться, точно лягушка, пожелавшая сравниться с волом».
В руках Дон Кихот из Кужана держит флаг. Этот флаг сшила собственными руками Ильвира Маратовна и по просьбе мужа расшила на нем две буквы: Н и И. Наиль и Ильвира. Два человека, которые вместе могут все. Спасибо вам за Дон Кихота.