Все новости
Общество
25 Января 2019, 12:05

Территория пристального внимания

В районе прошёл «круглый стол» по вопросам охраны животного мира.

Его участниками стали первый заместитель главы администрации МР Галим Султанов, начальник отдела сельского хозяйства Гильметдин Шугуров, государственный инспектор по охране животного мира Абзелиловского, Бурзянского районов Булат Ишбулатов, руководитель районного отделения Ассоциации охотников и рыболовов Гамир Билалов, заместитель начальника ОВД Ильгам Кильдияров, егери Исмагил Аубакиров, Марсель Гильманов, Валит Габитов, Шафкат Галиакберов. Поводом собраться и поговорить стало письмо, написанное жителем д. Салаватово Рушаном Ахмедьяновым главе администрации района Ильдару Нафикову. Автор письма тоже участвовал в беседе за круглым столом.

Р. Ахмедьянов:

— Я родился вырос в деревне Салаватово, сейчас работаю в г. Магнитогорске. В свободное время занимаюсь организацией экскурсий на Караташ, водопад Гимран-таш, Могак и др. Ратую за бережное отношение к природе и глубоко возмущен тем, что сейчас не ведутся какие-либо мероприятия, связанные с охраной природы. Особенно хочу обратить внимание на охрану животных. Наш район привлекает людей, промышляющих незаконной охотой. Я считаю, что в зимний сезон надо больше устраивать проверок граждан, проводить рейдов.

Г. Султанов:

— Сегодня мы пригласили ответственных лиц, которые по роду своей деятельности призваны стоять на страже животного мира. Их работа кропотлива, постоянна, но, к сожалению, не всегда на слуху и на виду. Это не значит, что она не ведется, просто нужно информировать население, сообщать о результатах рейдов через районные газеты, социальные сети, Интернет, чтобы не складывалось мнение о том, что в районе допускается попустительство, разбазаривание природных богатств, животного и растительного мира. И давайте поговорим о том, как поставлена работа по охране животного мира, какие есть результаты, удаётся ли ловить и наказывать браконьеров, с какими трудностями и проблемами сталкиваются егери и инспекторы при исполнении служебных обязанностей.

Б. Ишбулатов:

— В этой системе я работаю без малого 25 лет. Если раньше нас, инспекторов, в Министерстве природопользования и экологии было 96 человек, то сегодня осталось всего 21. 16 лет я работал без служебной машины. Сегодня техническая оснащенность — это «Нива» с весьма ограниченным лимитом бензина. Если проанализировать ситуацию, то можно сказать, что период расцвета браконьерства — 1990-2000 годов он прошёл. Было время, когда мы задерживали нарушителей десятками, писали потоком протоколы, их количество доходило до 30 в год, постоянно шли суды. А суд, как известно, не выносит сразу же приговор, бывало в моей практике, что свое решение судьи озвучивали после 20 судебных заседаний. Положительную роль в охране животного мира сыграло ужесточение законодательства — увеличение сумм возмещаемого ущерба, конфискация оружия. Браконьеров сейчас бьет по рукам серьезная уголовная ответственность. Так, к примеру, возмещение ущерба в случае незаконного отстрела самца лося сегодня составляет 240 тысяч рублей, а самки и вовсе — 400 000 (!) тысяч рублей. Кроме возмещения, обвинители требуют для браконьеров еще и штрафов, условных сроков и т. д. Только за два административных нарушения у охотника могут изъять ружье сроком от одного года до двух лет.

Все вышеназванные меры способствовали тому, что в прошлом году я сдал всего 8 протоколов, по одному из них — отстрелу лося — возбуждено уголовное дело. Основные нарушители — это жители г. Магнитогорска, наши охотники особо не балуются.

Работаем мы день и ночь. На контроле — 366 236 гектаров, из них 160 136 гектаров — это лесные, а оставшееся — полевые площади. Деятельность ведется по разным направлениям. Так, мы проводим учет случаев гибели диких животных, передаем их для обследования в ветстанцию для определения причин смерти, чтобы не допустить распространения эпидемий. Особенно африканской чумы свиней, которой подвержены дикие кабаны.

Через меня за эти годы получили государственные охотничьи билеты 900 человек, на их руках имеется 620 единиц охотничих ружей — нарезных и гладкоствольных. Также я выдаю разрешение на охоту. Так, на охотничий сезон 2018-2019 годов я лично выдал около 250 разрешений на отстрел волков, лис, 350 — на отстрел пушных зверей, 13 — на зимнего лося и др.

Есть рекомендации по контролю за регулированием численности волка и лисиц. Кстати, ежегодно у нас отстреливается от 20 до 100 голов этих диких животных. Три дня в неделю обязательно выезжаю в рейды.

Г. Билалов:

— В нашей Ассоциации охотников и рыболовов состоят 706 человек, из них лишь 150 — жители нашего района, остальные — граждане, проживающие в Челябинской области, а также в других регионах страны. Они платят нам ежегодные взносы, а взамен наш членский билет дает им определенные льготы при получении путевок на отстрел животных и др. Поэтому не надо считать, что все люди в камуфляже и с ружьем, которые приезжают к нам в район, — браконьеры. В подавляющем большинстве это охотники, которые имеют лицензии, путевки и находятся на территории района на совершенно законных основаниях. Лицензии стоят дорого, например, на лося — 42 тысячи рублей. Если сюда приплюсовать бензин, технику, то охота влетает в копеечку. К тому же, неизвестно, попадется лось или нет? Хочу сказать, что охота — удел людей увлеченных и обеспеченных.

Но в случае, если кому-то удалось стать свидетелем охоты, и он не знает, на законных или незаконных основаниях она ведется, можно всегда сообщить об этом в полицию. Сегодня у всех на руках имеются хорошие телефоны, на которые обязательно нужно сфотографировать факт отстрела или охоты со снеходов, авто– и мотосредств, что запрещено правилами за редким исключением. При наличии фотоматериалов, при подтверждении случая браконьерства можно будет доказать свою правоту в суде.

И. Аубакиров:

— Я работаю егерем и хочу сказать о том, что все права у нас сегодня практически «отобраны». Наши функции сведены к проведению биотехнических мероприятий — подкормке животных, ведению их учета. Я не имею права ходить с ружьем, поэтому невооруженный иду к вооруженым людям. Я не имею права организовывать рейды, требовать у охотников документы, мы лишены права самостоятельного составления протоколов.

Б. Ишбулатов:

— Что касается егерей, их ряды тоже сильно поредели, да и кто пойдет работать на 3 тысячи рублей? Поэтому, скажу точно, что в этом деле остались истинные патриоты края, которым совсем не наплевать на то, что творится в лесах, те, кому важно, сохранить флору и фауну для будущих поколений. Работа егерей кропотливая, они ведут дневник, где отображают все выходы в лес, график у них также ненормированный, как и у меня госинспектора. Сегодня речь идет о том, чтобы перевести их в разряд производственных инспекторов с расширением полномочий. Три наших егеря уже прошли обучение, ждем теперь соответствующих документов.

Г. Билалов:

— Чтобы вести успешную работу в деле охраны животного мира, нужна помощь населения. Так, в прошлом году благодаря сообщению жителей района удалось привлечь к уголовной ответственности браконьера. Задержали мы его при помощи полиции. Было возбуждено уголовное дела, и он понес наказание. Охрана природы, богатства ее лесов, рек, озер — дело всенародное. Мы очень благодарны сотрудникам районного отдела внутренних дел, которые всегда спешат к нам помощь, не отказывают в выездах и доводят до конца начатые дела.

И. Кильдияров:

— В 2018 году нами было составлено 18 протоколов по нарушению правил охоты и рыболовства. В основном, мы работаем на предупреждение правонарушений. Один из наших сотрудников полностью отвечает за работу в этом направлении, он можно сказать, не «вылезает» из леса и берегов озер. Но поскольку территория района значительная, то охватить все участки трудно. В любом случае, каждое обращение граждан, каждый сигнал у нас регистрируются, по ним даем ответ, никто укрывательством не занимается. На нашей территоррии проживает 621 человек, у которых есть оружие, они все 100-процентно проверены.

Еще хочу обратить ваше внимание на то, что в лесах есть незаконные постройки.

Г. Билалов:

— Действительно, это так. К нам уже поступали сообщения о том, что в лесах стоят охотничьи сторожки, заимки. Конечно, это самовольные постройки, и при их обнаружении обязательно нужно информировать егерей, полицию, поскольку они являются местом дислокации и ночевки браконьеров. Не так давно в одном из таких домиков были задержаны люди, незаконно пристрелившие лося.

М. Гильманов:

— Браконьеров стало меньше, но они все же есть. И у них на вооружении самая современная техника, они знают все законы, свои права. Очень трудно поймать их за руку.

Г. Султанов:

— Я думаю, что необходимо создать группу в соцсетях, в которой могли бы общаться, обмениваться информацией как инспекторы, так и егери, общественные помощники, защитники природы, сотрудники правоохранительных органов. Это позволило быстрее и оперативнее реагировать на любые сигналы.

Г. Билалов:

— Хорошее предложение. Вообще, хотел предупредить, что с человеком, у которого в руках ружье, надо разговаривать предельно вежливо, не повышая голос, а тем более, угрожая. Это опасное дело — останавливать охотника, который, возможно, действительно, промышляет незаконно. По статистике, егери погибают именно от рук браконьеров. Не так давно в Челябинской области егеря пристрелили, когда он пытался остановить дельцов, охотившихся на косулю.

Г. Султанов:

— Из всего прозвучавшего сегодня можно сделать вывод, что только совместными усилиями можно добиться результатов. Каждый участник круглого стола смог высказаться, довести своё мнение. Настоящий охотник — это не враг, а друг природы, он участвует в регулировании численности диких животных. А с теми, кто пришел в лес, как вор, разговор особый. Наши леса, поля, озера — это территория самого пристального внимания, таковой она и должна остаться.

Тансулпан ЮМАГУЖИНА.