Все новости
Общество
11 Января 2019, 12:03

Не просто цветной лоскут…

В ящике среди ценных моих бумаг лежит пионерский галстук. Он не мой — его подарили мне бывшие ученики, расписавшись на нем. Но это — «мостик» в детство, воспоминания о котором наполняют душу особым теплом, чувствуешь даже запахи, слышишь звуки. Да разве об этом расскажешь?!

Мы, малыши-октябрята, мечтали стать пионерами. Я хотела быть председателем совета отряда, который на левом рукаве носил знаки отличия — две параллельных красных полоски.

И вот наступил тот день, 22 апреля, день рождения В. И. Ленина, когда нас, третьеклассников, принимали в пионеры.

Торжество проходило в старом деревянном клубе. Выстроились все отряды. Прозвучали позывные горна. Под дробь барабанов внесли дружинное знамя. Председатели отрядов сдавали рапорты. Все было торжественно и строго. Помню, как дрожал у меня голос, когда давала клятву. Пионервожатая повязала нам галстуки. На ее призыв мы хором ответили, отдавая салют: «Всегда готовы!» Сердце трепетно билось в груди: я пионерка, я теперь взрослая. А мы, пионеры, будем держать равнение на героев борьбы и труда, чтить память павших борцов и быть готовыми к защите Отечества, быть настойчивыми в учении, труде и спорте. Таковы были законы пионеров Советского Союза.

И началась пионерская жизнь! Мы учились правильно повязывать галстук, маршировать под дробь барабана, отдавать честь, соревновались с другими отрядами в учебе, труде и спорте.

Мы влились в тимуровское движение. Тайно, как у гайдаровских тимуровцев, оказывать помощь нуждающимся у нас не получилось, но мы честно и охотно помогали одиноким старикам: мыли полы, убирали двор, носили воду, пилили дрова.

А вот металлолом мы не собирали. Его не было. Люди жили бедно, берегли всю хозяйственную утварь. Только в конце 70 годов, когда все стали приобретать диваны, электрические утюги, появился металл.

Со сбором макулатуры тоже было непросто. Население газеты и журналы почти не выписывало, учебники береглись, потому что их покупали родители. Но мы собирали тряпки, ветошь, линьку с коров, участвовали в субботниках, сажали деревья по речке, возле школы и клуба, на лесополосах.

Любили готовить концертные номера к праздникам, участвовали в спортивных эстафетах, играли в футбол, ходили в походы, учились разжигать костер, пользоваться компасом, правильно складывать рюкзак, бинтовать раны. Как мы любили в походе ночью сидеть у костра, рассказывать разные байки, есть картошку, пить чай, петь песни. Наше поколение помнит озорную песню:

Здравствуй, милая картошка, тошка, тошка,

Пионеров идеал.

Тот не знает наслажденья, денья, денья,

Кто картошки не едал!

Летом со взрослыми работали на покосе, осенью — на току. И жили весело и просто. Грызли колхозную морковь и турнепс, нажевывали жвачку из пшеницы, ели жареное зерно — курмач, катались на лошадях верхом и в фургонах, бегали в клуб в кино. А как мы любили фильмы про войну: «Васек Трубачев и его товарищи», «Чапаев» и др. Однажды на току соорудили огромный экран и показывали кино «Они сражались за Родину». Собралось все население. Мы, ребятня, смотрели фильм с обратной стороны экрана. Был необычайно громкий звук, огромный формат, нам казалось, что военные события происходили рядом.

На пионерских сборах мы делились впечатлениями о фильме, о прочитанных книгах, часто читали «Пионерскую правду», из которой мы узнавали о делах других пионеров нашей необъятной Родины. Нас вдохновляли героические поступки юных пожарников, юннатов. Мы следили за событиями революционной Кубы, разучивали кубинские песни и танцы.

Любимыми нашими журналами были «Костер», «Пионер», в которых печатались произведения Гайдара, Носова. Помню, как мы восторженно читали «Туманность Андромеды» И. Ефремова. Журналы мы брали в сельской библиотеке. Заведовала ею Е. П. Киселева. Там мы вечерами играли в шашки, шахматы, листали смешной журнал «Крокодил», благодаря которому научились делать сатирические рисунки на бездельников и помещали их в своих стенгазетах.

Мы мечтали о космосе, о Марсе, хотелось побывать в Артеке, как наша Лида Борисова.

Я еще мечтала быть дружинным знаменосцем. Но знамя носили, чеканя шаг под звуки горна и барабана, старшие достойные пионеры.

В пионерской комнате я всегда поглаживала красное полотнище, расшитое золотыми нитками, исполняя пока обязанности председателя совета отряда. И вот мечта сбылась. 12 апреля 1961 года, в день полета Юрия Гагарина в космос, мне, юной пионерке, доверили пронести дружинное знамя.

Я боялась, что споткнусь, знамя для меня было великовато. Но какие это были непередаваемые чувства — гордости за то, что я перед всей дружиной стою со знаменем, и ответственности — я не могу кричать, как все: «Ура Гагарину!» Я со знаменем.

Незабываемые впечатления у меня остались от всеобщего дружинного костра, который проводился каждый год 19 мая.

Далеко за деревней, на пригорке, была выкопана пятиконечная звезда, где и складывался руками парней-комсомольцев костер. В ход шли старые плетни, солома, ненужные покрышки, ведь вокруг голая степь. Умудрялись принести и ведро солярки.

Торжественное построение, отчеты, награждения. А когда наступали сумерки, лучшие пионеры зажигали костер. Сначала были робкие огоньки, а потом вдруг — жаркое пламя и клубы дыма. Это, скорее, был разбойничий костер. Все, пятясь, завораживающе смотрели на огонь, а когда его буйство утихало, запевали: «Взвейтесь кострами, синие ночи!» Звучал баян. Начинались игры и танцы.

Вся юность моя была связана с пионерией. Студенткой в педучилище на практике я работала два сезона вожатой в старшем отряде в пионерском лагере, после окончания училища исполняла обязанности старшей вожатой в своей школе.

К тому времени в пионерии возникли новые движения: «Кожаный мяч», «Золотая шайба», военизированная игра «Зарница», КВН, различные туристические слеты. Мы ездили в театры, музеи в Магнитогорск и в Уфу.

У пионеров появилась своя торжественная форма: у девочек синяя или черная юбка, у мальчиков — брюки или шорты, у всех — белая рубашка с эмблемой на рукаве. Кроме галстука, носили пионерский значок, который представлял собой красную пятиконечную звезду с надписью «Всегда готов». Над звездой три языка пламени. На голове была красная испанка.

Да… Время ушло. Если вдруг зазвучит в музее горн, встрепенется сердце, поплывут воспоминания и снова чувствуешь в себе задор, желание сделать красивое дело, веру во все светлое и доброе…

Наталья ЕГУПОВА.