Все новости
Общество
11 Декабря 2018, 11:51

Чернильница, перо и Фет

Побывала на торжественной линейке в своей родной школе. Встреча с детьми, цветы, шары вызвали во мне слезы и воспоминания. Кажется, совсем недавно я была школьницей с косичками, а прошло уже более полувека…

Помню тяжелые, крепкие парты, чернильницу-непроливайку. Каждый ученик готовил чернила дома из купленного порошка. У некоторых они получались такие густые, что высохшая запись отсвечивала золотом. Закупались в запас для простой ручки перья-звездочки, которые от усердного нажима быстро приходили в негодность. Первокласснику очень трудно было учиться писать ручкой с пером. Нужно было аккуратно макнуть ее в чернильницу, не задевая дна, зачерпнуть, тихонечко стукнуть о край посудинки, сбрасывая лишние капли – иначе они грозились лечь кляксами в тетрадку. К тому же, требовалось правильно держать ручку, не горбиться. А слабенькие пальчики так быстро устают, перо плавно не идет, чернила быстро не высыхают – то все нечаянно смажется, то так и шмякнется из пера клякса… Вот и пыхтит ребенок, носом шмыгает, глаза слезами наполняются.

Но были и такие ребятки, у которых все получалось, и тетрадки у них были незамаранные, учительница всегда такие показывала остальным в пример, а «грязнули»-неумехи с завистью вздыхали.

Вспоминается, как мне, первокласснице, купили настоящий портфель, который должен был прослужить мне всю школьную жизнь. В деревне в ту пору жили очень бедно, покупали только самое необходимое. Появился у меня и новый красочный букварь, и учебник арифметики, на голубой обложке которого были нарисованы для счета грибочки, рыбки, цыплятки. Учебники покупались родителями и передавались в семье от ученика к ученику. Тетрадки были в клеточку и для письма — с особой разлиновкой и косыми линиями (для правильного наклона букв). Очень ценились тетрадки с лощеными листами, как сейчас, но их редко привозили в магазин. В каждой лежал промокательный лист. Эту промокашку складывали при письме под правую руку, чтобы не испачкать страничку. А еще ее использовали для того, чтобы промокнуть лист, когда нужно было перевернуть его или закрыть тетрадь.

В деревянном лакированном пенале лежали ручка с пером, простой карандаш, точилка и резинка, одна сторона которой призвана была стирать чернила, но это плохо получалось сделать, чаще всего на листе возникала дырка — большое горе для ученика.

Имелись у меня и цветные двенадцать карандашей, простенькие сухие краски, приклеенные к картонке, тоненький альбом для рисования, пластилин (его могли себе позволить купить не все). Вместо канцелярского клея мы использовали вареный картофель

Любимым моим уроком стало чтение. Помню «Родную речь», на обложке которой была напечатана репродукция с картины Шишкина «Рожь». А с каким удовольствием я учила с мамой стихи Пушкина, Фета, Некрасова. Басни Крылова! До сих пор помнится поучительный рассказ Л. Толстого «Косточка», трогательный образ Филиппка, который хотел учиться в школе.

Я и сейчас своим маленьким внукам, которые надевают варежки, читаю:

Маша варежку надела,

Ой, куда я пальчик дела?

Нету пальчика, пропал,

В свой домишко не попал.

Маша варежку сняла

— Поглядите-ка, нашла!

Был в начальной школе такой непростой урок, как чистописание. На нем по прописям мы учились красиво писать. Наши почерки сильно отличаются от почерка современных людей.

Самым трудным предметом для меня была арифметика. Я отлично знала таблицу умножения и деления, легко решала примеры, а вот задачи, особенно на движение, были мне непосильны. Дома отец решит задачку и даст списать, а я и рада. Арифметику мне пришлось сдавать при поступлении в педучилище. Но к тому времени меня научила решать задачи наш математик Белкина Таисия Семеновна.

Нам нравились уроки труда. Зимой мы учились вышивать, готовили подарки маме и папе, лепили из пластелина поделки по сказкам, делали елочные игрушки. А осенью и весной трудились на пришкольном участке.

Особый восторг вызывала физкультура. Наша первая учительница Гусева Мария Григорьевна проводила с нами различные подвижные игры, учила делать повороты направо и налево, кувырки вперед и назад. Спортзала в школе не было, и гимнастические упражнения мы выполняли в классе.

Как ни интересно было на уроках, но все мы ждали перемены. Это и общение, и смех, и игры, и шалость. Нужно было успеть сбегать в туалет, который находился за школой, а еще перекусить — столовой в школе не имелось, и завтраки мы носили с собой.

Во время перемены главными помощниками учительницы становились дежурные. Нам нравилось собирать тетради, вешать таблицы, приносить из учительской мел, мыть доску.

Школьная форма. Девочки носили коричневое платье с черным фартуком, а мальчики — серую гимнастерку, надетую сверх брюк и подпоясанную широким ремнем с пряжкой. Еще была у них фуражка подобно офицерской. Некоторые мальчики носили вместо портфеля планшеты на ремне. Во время письма полагалось надевать нарукавники.

Каждый день менялись белые воротнички и манжеты. Дома нас приучали самим стирать, а еще гладить их и атласные ленты, платочки. А это непросто, потому что электрического утюга не было – только на углях. Зимой приходилось легче — на жаркой плите всегда стоял горячий чугунный утюг.

Трудно было научиться пришивать воротничок к форме. Все это готовилось с вечера и вешалось на стул. А в школе классные санитары проверяли у каждого, в каком состоянии воротничок, шея, уши, ногти.

Зимой в классах было прохладно, круглые черные печи топились техничками с утра. Дрова часто были сырые, особого жара не давали, поэтому мы иногда на уроках сидели в одежде, а на переменах жались к печке.

…Быстро пролетели школьные годы, изменилась жизнь, но помнится каждая деталь, и остались в душе теплые воспоминания, чувство благодарности к учителям и родителям.

Наталья Егупова,

с. Гусево.