Все новости
Общество
8 Мая 2018, 11:45

«Подковы должны выдержать до Берлина!»

В канун празднования 73-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне в районном историко-краеведческом музее состоялся показ фильма о легендарном командире Башкирской кавалерийской дивизии М. Шаймуратове. На просмотр ленты были приглашены учащиеся Аскаровской средней школы № 1. Это документальная картина из цикла «Легенды армии», премьера которой прошла на телеканале «Звезда». Ведущий Александр Маршал рассказал много нового и интересного о башкирском генерале…

Фильм начинается с демонстрации кадров финала киноэпопеи Ю. Озерова «Битва за Москву». Лавина конников устремляется на позиции фашистов. В качестве символа советского контрнаступления под Москвой режиссер выбрал кавалерию. Это неожиданно, ведь Великая Отечественная война была войной моторов и машин. И, кажется, что могли сделать всадники против танков? На деле же, ни одна решающая битва не проходила без участия кавалерии. И одним из командиров, от которых зависел исход таких крупных сражений, как битва за Москву, Сталинград, стал Минигали Шаймуратов, командир 112-Башкирской кавалерийской дивизии.

…29 января 1943 г. началась наступательная операция в Донецкой области под кодовым названием «Скачок». Чтобы она прошла успешно, необходимо было прорваться в тыл врага, прервать снабжение продовольствием, техникой, боеприпасами на железнодорожной линии Дебальцево — Ворошиловград, захватить и удержать несколько населенных пунктов. По глубокому снегу к железной дороге могла пройти только кавалерия, а потому выполнить задание доверили 8-му кавалерийскому корпусу, главной ударной силой которого была 112-я Башкирская дивизия под командованием Шаймуратова. К 22 февраля кавалеристы полностью выполнили свою задачу — прервали снабжение немецких войск, но сам корпус попал в окружение, ему грозило полное уничтожение. Командир корпуса Борисов приказал командиру 112-й Башкирской дивизии прорываться к своим. Генералу предстояло принять непростое решение: кого послать вперед? Он сделал выбор, крайне необычный для военачальника. Впереди должен быть он сам на своем боевом коне...

Шаймуратов с детства буквально был одержим страстью к лошадям. Он был еще подростком, когда заслужил славу несравненного объездчика. К нему привозили самых строптивых коней со всех окрестных сел. Нужда заставила парня покинуть родные края. В 14 лет он уехал в Уфу и нанялся матросом- грузчиком. В 19 лет, когда в стране вспыхнула Гражданская война, добровольно записался в ряды Красной Армии. Шаймуратов служил в 1-й конной, за ликвидацию главаря одной из банд его наградили именной саблей и направили на курсы Северо-Кавказского военного округа, затем, как лучшего выпускника — в объединенную военную школу им. ВЦИК в Москве. Одновременно он получил должность сначала командира эскадрона, а затем и командира полка по охране Кремля.

В 1931 г. М. Шаймуратов поступил в Военную академию им. Фрунзе и блестяще ее окончил. Помимо необходимых военных, политических дисциплин, он с необыкновенным упорством изучал иностранные, в том числе, восточные языки.

В 1934 г. грамотного и перспективного выпускника академии направили военным атташе в Турцию. Через два года М. Шаймуратова в качестве советника военного комитета при правительстве народной республики направили в Китай, к чьим сырьевым ресурсам предъявляли претензии японцы. А наша страна была заинтересована в том, чтобы китайцы держали японцев, не давали им возможность мобилизовать свои силы, чтобы рано или поздно напасть на СССР. За образцовое выполнения задания ЦК партии в 1938 г. наш земляк получил внеочередное звание полковника и был награжден орденом Красного Знамени.

Дочь Октябрина, вспоминая отца, говорила, что видела папу в китайской военной форме. Это все, что она помнила о нем. Личная жизнь генерала складывалась непросто. Первый брак закончился драматичным разводом. По возвращении из командировки из Китая его ждала записка от жены: «Прости, ушла к другому, дочку забрала». Новое счастье он нашел с Ольгой, скромной женщиной, в одиночку воспитывающей дочь. Именно ей писал с фронта нежные письма...

Ему пророчили карьеру дипломата, но когда в 1941 г. немцы рвались в Москву, он не мог оставаться в тылу, забрасывал командование рапортами, и в конце октября 1941 г. его назначили командиром 1 особого кавалерийского полка в составе корпуса под командованием Л. Доватора. Оснастить всю армию моторами было не реально, лошади были заменой не равноценной, но позволяли приблизиться к подвижности мотопехоты. Начальник генштаба немецких войск, генерал Гальдер писал: «Мы постоянно сталкиваемся с конными соединениями, они так маневренны, что применить против них мощь немецкой техники не представляется возможность. Сознание, что ни один командир не может быть спокоен за свои тылы, угнетающе действует на моральный дух войск».

Серьезный боевой опыт Шаймуратов получил в боях под Волоколамском в ноябре 1941 г. Дивизия имела почти невыполнимую задачу — организовать оборону на широком фронте севернее Волоколамска до Волжского водохранилища, а это больше 50 км. За бои под Волоколамском М. Шаймуратов получил свой второй орден Боевого Красного Знамени.

Вскоре его вызвали в Генштаб, сообщили о том, что формируется 112-я кавалерийская дивизия. Старались формировать кавалерию в регионах, где исторически использовалась лошадь, в частности, в Башкирии. Здесь можно было найти и людей, которые умеют ездить на лошади. Кавалерия в основном действовала самостоятельно, поэтому нужен был человек с самостоятельным мышлением. 25 декабря 1941 г. М. Шаймуратов прибыл в Уфу. Его спокойствие, уверенность, опыт настроили солдат на то, что все будет в порядке.

Перед Шаймуратовым стояла задача — за три месяца превратить колхозников в лихих кавалеристов. На фронт дивизия прибыла 2 мая 1942 г. Под Воронежом наши войска оттягивали силы немцев от Сталинграда. Первый большой бой башкиры приняли на реке Олым. Кавалеристы без поддержки танков и авиации отбили 8 атак троекратно превосходящего противника. За первые 10 дней дивизия потеряла более 500 человек, а враг подтягивал резервы. В штабе дивизии разработали смелый план — внезапным ночным налетом уничтожить фашистов. Выполнить этот план удалось ценой гибелью 2 эскадронов и командира одного из трех полков, который прикрывал отход своих, будучи уже тяжело раненым.

31 июля 1942 г. К. Симонов побывал в дивизии и позже опубликовал очерк в газете «Красная Звезда». Он упомянул о башкирской народной песне «Урал», которую пели бойцы — они всю войну прошли со своими песнями и народной музыкой. Чтобы поднять боевой дух воинов, в дивизии устраивали сабантуй с конными скачками, состязаниями в борьбе. В них всегда участвовал и сам Шаймуратов. Он особенно отличался в стрельбе, выбивал 100 из 100 очков.

В октябре 1942 г. дивизию перебросили в Сталинград. Советское командование разработало операцию «Уран», она должна была закончиться окружением немецких войск. Дивизии доверили очень ответственную задачу — образовать внешнее окружение фронта. Часть дивизии совершила 500 км. марш и заняла рубеж на правом берегу Дона, чтобы через глубокий тыл противника отрезать путь к отступлению. Утром 19 ноября началось контрнаступление советских войск, вслед за танковым клином ринулись в прорыв кавалеристы. Башкирской кавалерийской дивизии выпало воевать за станицу Обливская, крупный железнодорожный узел и аэродром. Бои шли несколько недель, были ранены командиры двух полков, на исходе находились силы и боеприпасы. Несмотря на потери, задача была выполнена. 24 ноября советские войска завершили полное окружение 6-й армии и приданных ей частей, взяв в кольцо группировку в 260 тыс. человек.

За месяц дивизия прошла с тяжелыми боями по донской степи более 400 км. Уничтожила 3 тыс. фашистов, сотни танков и 6 самолетов, трофеями стали 5 оружейных и 8 продуктовых складов, около 2 тыс. солдат и офицеров были взяты в плен, больше 100 сел и деревень освобождены от врага.

В начале 1943 г. 112-я Башкавдивизия участвовала в дальнейшем наступлении. Необходимо было отодвинуть линию фронта как можно дальше от Сталинграда, перерезать пути отхода немецев и на Северном Кавказе. Шаймуратов, забыв об отдыхе и еде, почти не выходил из окопов, один из полков оборонялся в селе Сиволобово и вынужден был отступить. Тогда генерал вскочил на коня и поскакал на передовую. Бойцы ему верили, слова, которые он говорил, вдохновляли: «Вперед, сыны Салавата!». Потери у дивизии были очень большие. Шаймуратову пришлось объединить остатки трех полков в один сводный отряд. 19 января 1943 г. он перешел реку Северный Донецк в Ростовской области и овладел шахтой № 3. Оборонять эту стратегическую точку должен был лейтенант Анаклы Атаев и его 29 бойцов. Солдаты дивизии совершили такой же подвиг, как 28 панфиловцев. Против 30 бойцов были брошены 10 танков, 4 бронемашины и 2 батальона пехоты, всего около 1000 человек. Они 2 дня удерживали высоту, практически весь взвод погиб. Высоту враги не вернули. Тогда Шаймуратов написал представление о том, чтобы всех 30 человек представили к званию Героя Советского Союза...

26 января 1943 г. 112-я Башкирская кавдивизия получила благодарность от Верховного главнокомандующего. В начале февраля принявшая пополнение молодых и не обстрелянных бойцов дивизия отправилась в рейд по тылам противника, чтобы прервать железнодорожное сообщение, подпитывающее Ворошиловград. Для этого необходимо было взять станцию Чернухино. Делали налеты на противника, обозы отбирали, склады разрушали. К 14 февраля части корпуса держали в руках все важные коммуникации врага, работа тыла противника была парализована, башкирские конники заняли Чернухино. В этот день из Москвы поступило сообщение о том, что всему кавалерийскому корпусу, в состав которого входила 112-я Башкирская кавдивизия, за боевые заслуги присвоено звание «Гвардейский».

После одного из боев у захваченного немецкого офицера нашли письмо: «Довожу до сведения великого Фюрера Великой Германии: советский корпус дикарей, державших железную дорогу Дебальцево, ликвидирован. Ликвидирован мною. Железная дорога начала действовать». В тот момент многие немецкие офицеры мечтали получить высокие чины и награды, которые Гитлер обещал тем, кто уничтожит «дикий» кавалерийский корпус. В штабе Башдивизии от души повеселились, читая это донесение. В немецких газетах писали: «В донских степях мы вынуждены сражаться с людьми дикими, не ведающими страха, принадлежащими к племени башкир».

Поступили данные разведки, что гитлеровцы стягивают вокруг Чернухино кольцо, важно было как можно быстрее прорываться к своим. К прорыву генерал Шаймуратов готовился как к последнему бою. Долго вглядывался в фотографию дочери, затем достал карандаш, лист бумаги и написал «Доченька, учись прилежно, слушайся маму, помогай ей». Немного подумав, приписал: «Нас ждут радостные, счастливые дни».

Генерал вызвал одного из подчиненных, лейтенанта Валеева, которому приказал с двумя бойцами следовать по особому маршруту, чтобы вынести из окружения знамя дивизии. Если бы Шаймуратов вовремя не побеспокоился о знамени, сегодня, возможно, мы даже не знали бы о дивизии. Знамя спасли. Затем Шаймуратов разделил остатки дивизии на 2 части. Сам генерал с 4 офицерами и двумя солдатами из охраны штаба дивизии демонстративно на своем коне, в бурке направился на немецкие позиции. От такой наглости фашисты даже растерялись. Опомнились, когда группа Шаймуратова подошла к ним на расстояние сотни метров. По всадникам открыли огонь из автоматов, пулеметов и минометов.

Командиры полков, увидев, как погибает передовая группа, повели бойцов на ослабленные фланги. В ночь на 24 февраля все части дивизии вышли из окружения. Что же случилось с генералом? Об этом рассказал единственный оставшийся в живых боец передовой группы Рамазан Билалов. «В тот день он попал в плен» — вспоминает Р. Билалов. Он видел, как была убита лошадь генерала. Сам Шаймуратов был ранен в руку, к нему подбежали санитары и начали перевязывать. Затем Шаймуратов выхватил саблю и закричал «Уральские беркуты, потомки Салавата, вперед! Будьте героями!» И в последний раз устремился вперед, все офицеры, выхватив шашки, бросились за ним. Что случилось после, не знает никто. Солдаты вспоминают, что лошадь генерала была убита, а потом местные жители, когда показали фотографии, конкретно указали, что немцы разъезжали на лошадях и говорили «вот генеральская лошадь». Попала к фашистам лишь генеральская лошадь или ее наездник, неизвестно. Жители Петровского утверждали, что в один из домов немцы притащили пленного тяжело раненного красного командира. Его пытали, отрубили руку, штыками выкололи глаза, на спине и груди вырезали звезды, затем вонзили в грудь несколько сабельных клинков. Был ли это генерал, или кто-то из его штаба, теперь не узнать. Однако горячие поклонники уверены, что это недостойно героя. Он не умер, а погиб как герой! У кого-то такие рассуждения могут вызвать недоумение: какая разница, где погиб генерал? Он встретил смерть, защищая Родину, и это самое главное. Но в национальной традиции башкир обстоятельство гибели воина имеет огромное значение. А потому остается только склонить голову перед доблестью генерала Минигали Шаймуратова. Он народный герой!

…На каждом привале, обходя расположения своей дивизии и видя, как бойцы осматривают копыта лошадей, комдив Шаймуратов неизменно повторял: подковы должны выдержать до Берлина! Это были пророческие слова. Шаймуратовская дивизия поила коней не только на Одере, но и на Эльбе. За годы Великой отечественной войны она прошла больше 4 тыс. км. 15 раз была отмечена приказом Верховного главнокомандующего, как отличившаяся в боях.

Боевой клич «Потомки Салавата, вперед!» был заменен на «Шаймуратовцы, вперед!». С этим кличем дивизия дошла до Берлина, и всю войну их сопровождала песня о легендарном генерале Минигали Шаймуратове.

Фильм смотрела Гульназ ВАЛЕЕВА.