Все новости
Общество
19 Декабря 2017, 16:46

Железные узы брака

Золотая свадьба для Петра Филипповича и Софьи Тимофеевны Климкиных давно уже в прошлом. В эти дни они, прожившие вместе 65 лет, могут уверенно сказать, что их союз скрепился железными узами. Супруги справили уникальную дату, которую удается отметить лишь одной из многих тысяч пар, — железную свадьбу.

В уютный дом Климкиных меня привела управляющая делами Альмухаметовского сельсовета Наталья Сатина.

— Люди они очень скромные. Хорошо было бы написать о них: добрые люди, уважением односельчан пользуются, детей хороших вырастили, — рассказывала мне по пути моя провожатая.

Супруги встретили нас приветливо.

— Че-то популярные мы стали, только вчера девчата приходили, все записывали о нас, — улыбнулся глава семьи.

— То были культработники, а сегодня к вам приехали из районной газеты. Беседуйте, а я побегу, — Наталья спешит, дел в сельсовете невпроворот.

— Супруга немного хворает, так что беседовать с вами буду я, — Петр Филиппович усаживается за столом напротив меня и вдруг так молодцевато, с огоньком в глазах, выдает:

— Как Софья моя за меня замуж пошла, так нигде больше не работала, я ее не пускал.

— Любили ее очень? — спрашиваю я.

— Я и сейчас ее люблю, — отвечает мой собеседник. — Она, как воздух мне нужна, как солнышко. Счастлив, что встретил ее. Видимо, так было суждено. Родился я в Мордовии. Отец мой, Филипп Константинович, и мама, Анастасия Евдокимовна, в 30-х годах перехали под Куйбышев. Как началась война, отца сразу же призвали на фронт, а сестру старшую — в трудармию, копать противотанковые рвы. Анна потом вернулась домой, стала работать вместе с матерью в колхозе. Я же ходил тогда еще в начальную школу. В 1946 году дождались отца. Вскоре всей семьей переехали в Баймакский район, в Зилаирский совхоз, где жила отцова сестра. Супруга моя будущая находилась неподалеку — ее семья переехала из Оренбуржья и обосновалась в д. Богачевка Баймакского района.

— А как вы встретились? — спрашиваю.

— Где раньше люди встречались? На работе. После школы я выучился на тракториста, стал работать в совхозе. Шел 1952-й год. К нам из Богачевки на помощь хозяйству направили двух девчат, одна из которых и была моя Соня. Утром на разнарядке, стали у них спрашивать: куда пойдете — на ток или в поле? Моя, оказывается, раньше работала в паре с отцом-трактористом, прицепщицей. Она сразу и сказала: пойду в поле. А тут у нее опять выбор: работать с Булатом Ишбердиным или со мной...

— Получается, что она Вас выбрала, — подытоживаю я.

— Ну да. Неделю вместе поработали, как я ей сделал предложение, и она ответила согласием. Когда Соня уезжала обратно в Богачевку, я сказал, что приеду такого-то числа свататься к родителям. Она вернулась, тут новость — председатель местного колхоза решил направить ее учиться на тракториста. В общем, приехали мы в Богачевку, а невесты нет — увезли на учебу. Мы с родителями пошли к председателю, тот выслушал и дал команду одному из работников доставить Соню к жениху. На 7 ноября сыграли свадьбу. Веселье было в самом разгаре, когда поступил звонок, что отменяется мой медовый месяц, пришла повестка в армию из военкомата. Прямиком со свадьбы я отправился к военкому. Рассказал про жизненные обстоятельства... Дали мне отсрочку на год. А потом я все-таки надел солдатские сапоги. Три года ждала меня жена дома, вместе с моими родителями. Сына мне родила, Сашку. Нет только его сейчас. 32 года ему было, когда сгорел на комбинате. Дети у него остались, выросли сейчас, сами уже родители...— голос Петра Филипповича задрожал и в глазах заблестела слеза.

Вернувшись со службы, глава молодой семьи принял решение ехать в совхоз «Урал» осваивать целинные земли. Так в 1958 году Климкины оказались на абзелиловской земле.

— Директор совхоза, Иван Тимофеевич Митин, знал меня еще по Зилаирскому. И велел он мне ехать в Уральское. Три года там прожили, а потом купили дом в Целинном и переехали сюда. Три дочери здесь родились. Софья хорошая хозяйка, на ней все подворье держалось. И коровы были, и овечки, и птица... Вся улица завидовала ее гусиному выводку. А я же работал, — рассказывает П. Климкин.

— Награды, наверное, имели? — интересуюсь у своего героя.

— Без них тоже не обошлось. Сейчас покажу, — Петр Филиппович направился к серванту, достал оттуда две коробки.

— Дорогие есть сердцу вещицы. Храню их. В 1976 году получил орден Трудовой Славы 3 степени, это главная. А значков победителя соцсоревнований, ударника пятилеток, сама видишь, много, как юбилейных медалей. Это память об отце — кожаное портмоне, всю войну с ним было. Вот визитница для документов, тоже отцова, в армии со мной «отслужила». Сейчас я в ней храню свои карточки, а также фото родных и близких, — ветеран протягивает мне несколько десятков пожелтевших от времени, небольших снимков, с которых смотрит еще совсем юный мальчишка, потом армеец Петр Климкин, потом возмужавший, полный сил мужчина, седовласый уверенный глава семейства. Смотрю на красавицу Софью Тимофеевну, родителей моих героев, брата, дядю, сестер...

— А вот наши дочки, — по фотографиям знакомит меня хозяйка дома. — Надежда, Наталья, Татьяна — все стали медсестрами, живут и работают в Магнитогорске. Каждую неделю приезжают наведывать. Грех жаловаться, заботятся и любят нас. Внуки уже выросли, теперь и правнуки есть, — говорит с гордостью она.

— Хорошо жили, потому что оба старательные, — уверен Петр Филиппович. — Я всегда с транспортом был. Когда из армии приехал, выписал мне совхоз премию, так я на эти деньги купил мотоцикл. А потом в «Урале» стал первым хозяином «Жигулей». Нам в 1972 году пришла, оказывается, разнарядка на одну машину. Директор совхоза, тогда им был Н. М. Мирсаяпов, вызвал меня и говорит:

— Петро, ты ведь стоишь в очереди на машину?

— Да, жду свой «Запоро-жец».

— Давай, бери деньги и езжай в Уфу за «Жигулями».

— Так, деньги в кассе. Сегодня я не поспею.

— Пошли, со мной везде поспеешь, — скомандовал он и повел в сберкассу. Там мне через час выдали 5 тысяч рублей, с которыми я утром на автобусе рванул в Уфу. Приехал, оплатил, а через неделю вновь отправился в столицу, забирать машину. «Жигуль»-то мой и сейчас на ходу. Сколько меня просили продать, не счесть, но я ее — никому. Зима кончится, снег сойдет, выведу свою красавицу на улицу...

Два часа общения с Климкинами, конечно, капля в море по сравнению с той огромной и насыщенной жизнью, которую они прожили. Но и 120 минут хватило, чтобы понять, как счастливы, мудры, терпеливы супруги. Заботливый, работящий Петр Филиппович и рассудительная, хозяйственная Софья Тимофеевна за эти годы так «перековали» свои характеры, что получился самый крепкий в мире сплав — сплав любви, верности и счастья, который, дай Бог, получить каждому из нас.