Все новости
Общество
16 Декабря 2016, 17:33

Женский праздник военной поры

К нам в деревню прислали новую учительницу. Она из своих. Мои родные решили пригласить ее в гости. Стояла глубокая осень, было уже холодно. Взяли ведерный горшок для молока, изготовленный уважаемым горшечником Калимуллой, поставили в теплое место у плиты настаиваться бузу.

К нам в деревню прислали новую учительницу. Она из своих. Мои родные решили пригласить ее в гости. Стояла глубокая осень, было уже холодно. Взяли ведерный горшок для молока, изготовленный уважаемым горшечником Калимуллой, поставили в теплое место у плиты настаиваться бузу.
Наконец, напиток был готов, можно и гостей пригласить. Осталось только позаботиться о музыкальном инструменте. Достали кубыз, оставленный на хранение еще перед отъездом на стройку в Магнитку. Я увидела две параллельные деревянные пластины и ряд белых нитей. Взрослые были расстроены: инструмент обветшал и стал непригоден. Решили поискать у других. Кыл-кубыз не нашли ни у кого. Но моя сестра пришла сияющая – она нашла железный кубыз, изготовленный в форме подковы, просто более удлиненный. В середине – тонкая металлическая пластина с загнутым перпендикулярно концом, похожим на язычок. Зажимая зубами удерживаемый одной рукой кубыз, другой рукой играющий бьет по этому язычку. Бабушке было в диковинку видеть такой кубыз, она недоумевала – как можно играть на железном инструменте. Но делать нечего…
Я, наверное, проспала приход гостей. А вот разгар праздника увидела. Вдруг вызвали в круг Муниру-енгей. Невысокая, хрупкая, с большими черными глазами в обрамлении густых, длинных ресниц, она скромно начала танец. Ее, кроткую, с ангельским характером, любили все родные.
Одета она была в теплый казакин на подкладе, слегка приталенный и расширенный к подолу. На голове — тонкая, тканая из козьего пуха шаль с кистями, сложенная треугольником. Два передних конца параллельно свисали до полы ее одежды. При необходимости концы шали перекрещивались на груди и узлом завязывались сзади. Тепло, удобно. Легко и надеть, и снять.
Мунира-енгей плавно кружилась в танце на небольшом пятачке пола, освещенном огнем печи. Дрова берегли — подкладывали их только, чтобы не погас огонь.
Кубыз играл в чьих-то умелых руках. Хотя он и самозвучащий инструмент, без человека все равно не выдаст мелодий. Это один из самых древних музыкальных инструментов, известный с эпохи камня. Представляю, как девушки и молодые женщины, собравшись где-нибудь, по очереди выходили на маленький плоский камень и показывали подругам свое искусство танца. Тихо звучавший кубыз слышен был лишь вблизи, а посторонним могло показаться, что пролетел шмель, журчит ручей на камнях, шелестят листья и трава…
Негромко, мягко, но четко отбивала Мунира-енгей башкирскую дробь. Наконец, она подошла к гостье и вызвала ее на танец. Учительница Гайнисафа-апай была похожа на горожанку. Узкая черная юбка и блузка с длинными рукавами облегали ее ладную фигуру. Прекрасные черные косы уложены на голове по современному, по городскому. Она пришла со своим инструментом — мандолиной. Ее звуки, выбиваемые по металлическим струнам, странно и тревожно волновали меня. В тот вечер я видела приметы жизни уходящей и наступающей…