Все новости
История, краеведение
6 Сентября 2019, 11:45

Путешествие в прошлое

Музей 20 века создали Венера и Риф Галлямовы из Янгельского


Все его экспонаты супруги разместили в небольшом летнем домике. Я перешагнула его порог под знаменитую песню Рима Хасанова «Уфимские липы». Играл проигрыватель, кружилась виниловая пластинка — самый востребованный носитель музыки советского периода… Кто из нас не держал их в руках — в красивом альбоме-вкладыше с изображением исполнителя, аккуратном прозрачном пакете, оберегающем поверхность пластинки от царапин!? А проигрыватели!? С их портящимися иглами, вечной проблемой — предохранителями и непередаваемым звуком теплого, нежного потрескивания в динамиках… Вмиг нахлынуло столько воспоминаний, будто я только и ждала вот этого момента «вскрытия» впечатлений и моментов детства… Да, Галлямовым, действительно, удалось «законсервировать» здесь время!

— Все началось вот с этого сепаратора, — стала знакомить с экспонатами Венера Гильметдиновна. – Он небольшой, алюминиевая чашка рассчитана всего на 3 литра молока, но для его хозяйки, Магиры, моей бабушки со стороны матери, был бесценным. Иметь сепарат в маленькой деревушке Бурзянского района в те годы было свидетельством достатка и благополучия хозяев. К моменту, когда я его обнаружила, он наполовину «ушел» под земляной пол. Буквально откопала, отмыла и привезла сепаратор с разрешения дяди к себе домой, как память о дорогом человеке.

Галлямовы, аккуратные и бережливые хозяева, за 48 лет совместной супружеской жизни и сами сохранили немало вещей из своего советского быта.

— Но жили мы в двухэтажке, и только 8 лет назад, после переезда в собственный дом, смогли начать воплощать в жизнь идею о музее, — говорят они.

Венера Гильметдиновна и Риф Габдинурович обосновались в Янгельском в 1981 году. Семья жила поначалу в Кирдасово, где оба работали в местном откормсовхозе: муж — на производстве, жена — секретарем-машинисткой в конторе хозяйства. Однажды к директору Н. Махиянову приехали З. Галин, Р. Шугуров, Э. Кадыров.

— Вот эту машинистку хвалил Муталлапов? — спросили они у директора.

— Ее, — ответил он.

Поинтересовались у Венеры, кто ее супруг, где работает.

— Давайте, собирайте вещи, через неделю переезжайте в Янгельское, будете работать у меня, — велел Загир Аксанович.

«Оказывается, тогдашний начальник управления сельского хозяйства Рашит Шакирьянович всегда нахваливал перед руководителями хозяйств мои отчеты и сводки, мол, вот так надо печатать… Дома с мужем решили было, что надо переезжать, но в то время в Кирдасово на личном подворье стояло полно скотины — куда ее девать? Завертелись, закрутились в повседневных заботах-хлопотах, в общем, о переезде перестали думать. А Загир Аксанович не забыл, в конце лета прислал машину. Так мы оказались в Янгельском», — вспоминает Венера Гильметдиновна.

Глава семьи, механик по специальности, работал на разных участках: бригадиром, инженером по трудоемким процессам на ферме, преподавал и трактороведение в Янгельской средней школе, трудился в Баймакской ПМК. А Венера-апай четыре года фиксировала данные на Янгельской агрометеостанции, а потом до самой пенсии работала диспетчером в совхозе. На протяжении 20 лет на нее была возложена еще одна большая и важная общественная обязанность — председателя участковой избирательной комиссии, которую она выполняла с безупречностью.

Наш разговор с Галлямовыми возвращается вновь к теме дома и музея.

— После покупки мы его полностью, можно сказать, реконструировали, поставили новую баню, летний домик, гараж — муж сам все собственными руками обустраивал, — делится хозяйка.

— По молодости увлекался радиоэлектроникой, сейчас ремонтирую вещи попроще. Многие экспонаты ко мне в руки попадают неисправными, стараюсь вдохнуть в них жизнь, чтобы заработали. Или затикали, как большинство часов. Вот эти, производства Орловского часового завода, — Риф-агай указывает на большие настенные часы в деревянной раме, — мои ровесники, отец привез их домой в честь моего рождения. Они ходят, и я хожу. На полках стоят будильники заводов «Маяк», «Молния», которые в каждой семье были. А вот эти настенные часы скоро пробьют и твой первый час визита к нам, — сказал Риф Габдинурович.

Действительно, скоро я услышала приятный бой — да, в этом музее незаметно для себя можно провести не один час, а целый день, особенно, если все экспонаты потрогать, подержать в руках, посидеть на тахте или в кресле. Каждая вещь имеет свою историю, у нее были свои хозяева.

— Вот это веретено, ламповый проигрыватель «Юность» подарил мне Александр Зыбин. Чернильницу — Талгат Нургалин. Эпидиаскоп (устройство для проецирования на экран изображений – авт.), диапроектор привез Наиль Хамитов из Кирдасово. Вот эти белорецкие экспонаты — чесалку для шерсти передал Салават Байбурин, а бюсты гармониста, Бетховена — Ануза Юлчурина. Рустам Кадыров принес утюги. Их сейчас несколько — на углях, первый электрический… Есть послевоенный радиоприемник, сетевой, 1947 года… А это радио — от Ильдуса Ганеева, оно с механическим таймером времени. Телефонных аппаратов много — один из старых, 1951 года, есть и военно-полевой, переносной. Мяч висит над кроватью, но не он главный, а авоська, в которой лежит. Раньше ведь в магазины мы не с пакетами, а с сетками бегали.

— А гитара? — интересуюсь я.

— Гитара от Элвиса Прэсли, — Риф Габдинурович пытается сделать серьезное лицо, но у него это плохо получается. Весело смеемся вместе — шутка удалась!

Потом я разглядывала коллекцию советских монет, держала в руках портмоне отца моего героя, Габдинура Зигангировича, считала деньги в кошельке — как сказал Риф агай, за литр «Пшеничной» я бы ими в магазине точно расплатилась, разглядывала коллекцию машинок — мечту, пожалуй, всех советских мальчишек, с уважением дотрагивалась до штыка трехлинейной винтовки и будто услышала эхо ее выстрела в Гражданской войне… Черно-белый телевизор, магнитофоны, видеоплеер — из недалеких, казалось, бы 90-х, но уже тоже предмет из прошлой эпохи. И тут я увидела одну вещь, которая тоже у меня была – точилка в виде рыбки, с ручкой-хвостиком из бледно-красного пластика… Вот это да!

— Советский ассортимент был не так богат, но отличался качеством. Все, что есть в нашем музее, имелось во многих семьях, поэтому-то они, наверное, и вызывают столько теплых воспоминаний, — делится Р. Г. Галлямов. — Для меня самого — это отдых души. Здесь веду свой дневник, записываю каждый свой день, погоду, что делал и даже сколько спал…

На столе Риф-агая вижу книги, в том числе и «Отчизны вечная краса» — такие глянцевые издания раньше были редкостью.

— Это книги знаменитого директора Янгельской средней школы Юлая Идрисовича Хасанова, их мне передала его супруга, — пояснил Риф Габдинурович.

Рядом на тумбе замечаю и стопку «Роман – газеты» — популярнейшего, любимого народом издания, пережившего все политические катаклизмы и благополучно выходящего даже в наши дни.

— Это у Вас тяга к интеллектуальному чтению? — спрашиваю у хозяина, кивая на журналы.

— И у меня, и у жены. Раньше у нас с Венерой было железное правило: с аванса и получки мы обязательно покупали книги. Передали потом часть в Аскаровскую центральную библиотеку. С детства любил это дело, с керосиновой лампой по ночам зачитывался книгами. Любимый мой писатель — Виктор Астафьев. Как он мастерски описывает природу! Как будто сам по сибирской тайге вместе с ним прохожу…— говорит Р. Г. Галлямов.

— Читаем мы и сейчас, — добавляет Венера Гильметдиновна. — Районные газеты «Абзелил» и «Тан» Бурзянского района, где я родилась, выписываем.

Из музея не хотелось выходить. Как из детства, которое неожиданно вернулось и обрело реальные очертания в виде предметов и лиц. Спасибо замечательным супругам за это путешествие в дорогое сердце прошлое и благополучной и счастливой жизни им в настоящем, в 21 веке.

Тансулпан ЮМАГУЖИНА.